Россия выбрала сохранение доли рынка нефти, а не поддержку цен в моменте