Яков Моисеевич, которого безмерно уважаю, абсолютно прав.